"Топ 10 успешной рекламы", "О маршрутках, надписи в салонах", "Мобилы"

22/02/2010 3169

Топ 10 успешной рекламы

Рассказывают, что в советские времена в магазине под всенародно известным плакатом «Пей, сынок, томатный сок – будешь строен и высок!» какой-то шутник приписал «..а то вырастешь, Василий, и пол-литры не осилишь!». Говорят, что в том магазине томатный сок пользовался небывалым спросом. Сегодня – самое удачное в истории продвижение товара или как нужно делать рекламу.

10
На 10 месте – несколько жутковатое.

В 1910 году преступник, приговоренный к казни, прокричал с эшафота: «Покупайте какао Ван Гуттена!». На следующий день эта фамилия попала во все газеты, а товар его обладателя пошел нарасхват.

9
А в 1797 году Наполеон Бонапарт сделал отличную рекламу своей валюте и стране: он распространил весть о том, что в одну из монет 5-франкового достоинства якобы запечатан банковский чек на миллион франков на предъявителя… Французский банк и сегодня гарантирует выплату указанной суммы, но чек до сих пор не предъявлен.

8
Негативное отношение к новому продукту – картофелю – во Франции было сломлено весьма нестандартным путем: министр Франции Тюрго приказал поставить охрану вокруг картофельных полей.

«Раз охраняют, значит, ценное», – подумал народ, и вскоре картошка стала одним из самых популярных продуктов.

7
История продажи Голливуда.
Землевладелец Харвей Вилконс никогда бы не продал принадлежащие ему земли в штате Южная Калифорния, если бы его жена не вспомнила подходящее название: участки, названные Голливуд (то есть святая земля) разошлись в считанные дни.

6
Первая реклама в общественном туалете появилась в Нью-Йорке, на Манхэттене, в 1939 году. В женских ватерклозетах были размещены плакаты, рекламирующие электрические пишущие машинки. Продажи почти мгновенно подскочили на 30%.

5
Дисней, который в свое время понял, какое преимущество дает цветная пленка. Он заключил договор с единственным тогда производителем и обладателем всех прав на цветную пленку на несколько лет, и стал единственным поставщиком мультпродукции.

4
Всемирно известный производитель мотоциклов «Харлей Девидсон» предоставлял услуги и скидки байкерам, которые сделали себе татуировки с фирменным знаком «Харлей»!

3
Реклама в фильмах. Концерн BMW после размещения своей продукции в фильме «Золотой глаз» получил заказы на $300 миллионов, а продажи часов Omega Seamaster выросли на 900%. За эпизод в фильме «Основной инстинкт», с использованием виски Джек Дэниэлс, компания Seagram’s заплатила 1,2 миллиона долларов, а продажи выросли в 5 раз.

2
Гениально просто: практически безо всякой рекламы стало отлично продаваться моющее средство под названием «Обычный порошок». Забавно, но ни один из концернов, использующих в своей рекламе это словосочетание, пока не предъявил никаких претензий.

1
Наверное, такое возможно только в России. Питерское ООО «Виктория» уже почти 10 лет выпускает шампунь «ПутИна» (с ударением на второй слог). Невиданный всплеск продаж произошел с уходом президента Ельцина со своего поста. Народ с радостью раскупал шампунь, который теперь уже все называли «Шампунь Путина». Сейчас производители налаживают производство кондиционера и зубной пасты «Путина».

О маршрутках, надписи в салонах

Не хлопайте дверью, а то выпадет стекло и вам будет холодно

Остановок типа “тута”, “здеся”, “тама”, “возле того кота”, “за тем бомжом” на нашем маршруте нет!

Конкурс на самый рваный чирик закончился!

Это не МЕГАФОН – платят все входящие

Закурил? Дай закурить водителю!

Если Вы думаете, что женщины слабый пол – посмотрите, как они хлопают дверьми в маршрутке!

За вопрос: “Когда поедем” – червонец.

Нельзя впихнуть незапихуемое

пиво пить запрещено! водитель давится слюной!

(надпись с местами около водителя): Девушки, не раздвигайте ноги, держите их плотно сжатыми: и вам не холодно, и водителю не жарко.

Интим без денег ПРЕДЛАГАТЬ

Закрывая дверь, посмотри в глаза тому, кому прищемишь пальцы

Сдачу не клянчить!

Водитель женат! Но…

Уважаемые пассажиры, просьба не шуметь – водитель с утра не похмелился.

Тихони едут до конечной.

Настоящий водитель не должен считать, сколько прохожих он задел по дороге. Дело водителя вести машину, а не забавляться статистикой!

Прижимаясь ближе к соседу, вы дарите надежду людям на остановке.

Просьба об остановке сообщать водителю, а не соседу

Водителя руками не трогать!

Своевременная оплата проезда защитит ваши зубы лучше “Blend-а-meda”

Хроническое отсутствие сдачи (особенно с крупных купюр)

Видимость ноль, иду по приборам

На переднем сиденье ноги не раздвигать!

Пешеходы бывают шустрые и мертвые

Уважаемые пассажиры, будьте бдительны, не забывайте в салоне оружие, наркотики и пакеты со взрывчаткой

Ничто не внушает доверия, как предоплата

Маршрутка Газель, спереди рядом с номером на капоте надпись: Аллах Акбар!

Кто хлопнет дверью, тот станет льготником...

Мамаши садите на руки 5 летних детей, а не 16 летних придурков!

Остановка где-нибудь ЗДЕСЬ будет где-нибудь ТАМ!!!

Остановки говорите заранее и громче, водитель глухой и ему нужно время, чтобы поставить ПРОТЕЗ на тормоз.

При аварии, количество умерших должно совпадать с количеством сидячих мест.

Содержание ослиной мочи в бензине не более 15%

надпись на заднем стекле маршрутки: “Зря читаешь – следи за дорогой”.

Cзади на стекле – Извени братан, работа такая.

Надпись сзади на обгоняющей маршрутке – “Прикрой, атакую!”

От “Восстания” до “Мужества” – 15 минут ужаса.

Товарищи пассажиры, кто далеко едет, идите в зад.

Пешеход прав пока жив.

Надпись снаружи на заднем стекле: А дороги тут – 3,14здец!

Не говори мне, как ехать, а я не скажу тебе, куда идти.

Лучше ехать стоя, чем остаться жить на остановке.

У водителя мелочи нет. Размножайтесь сами между собой как можете.

Просьба не прижиматься, мы не знакомы.

Конкурс КТО ГРОМЧЕ ХЛОПНЕТ ДВЕРЬЮ кончился, все призы розданы.

Внутри салона на дверце: “Место для удара головой”.

Мы летаем для Вас!

10 минут страха, и вы дома. Стоимость аттракциона 10 рублей.

У дома конца нет!

Не хлопайте дверью, водитель пугается.

Книга жалоб и предложений находится в следующей машине.

“Аварийный выход” – надпись снаружи задней двери.

Тормоза придумал трус!

Стоячих мест немеряно.

Надпись на двери: “толкни попой!”

Не верь жене и тормозам!

Во избежании ДТП убедительная просьба не отвлекать водителя разговорами, песнями, танцами!

На заднем стекле питерской маршрутки: “А вот щас как поеду задом!”

На двери изнутри “ПУСТОЙ И ТРЕЗВЫЙ”

Я не Мазай! Зайцев не вожу!

Здесь работают 100 лошадей и один ишак.

“Я не Шумахер, я Дункан МакЛауд!”

Мобилы

Дедушка нашёл в холодильнике початую бутылку красного вина, и нарумянился. Много ли старику надо? Через пятнадцать минут в дверь позвонила соседка: – Элла, там не ваш дед по двору гуляет, пугает народ?
Трусы, майка, тапочки и галстук. Что ещё нужно настоящему джентльмену ? Разве что шляпа и трость. Впрочем, вместо шляпы вполне сошла кепка, а вместо трости – клюка.

Закинув ногу на ногу, дед сидел на скамейке и, приподнимая кепи, здоровался со всеми прохожими. – Здраааствуйте, – вкрадчивым вежливым голосом говорил он.
Народ от него шарахался, а кучка дворовых пацанов ухохатывалась, глядя на то, как чудит старый. – Сашка! Сашка! – закричала Элла, ворвавшись в комнату сына, – я что тебе говорила? Следи за дедом, олух несчастный! А ты снова уткнулся в свой ящик! Из-за тебя, балбеса, теперь всей семье позор! Одна, без отца, вырастила двоих, теперь вот ещё дед на руках, а от вас, идиотов ни от того, ни от другого, никакой помощи!

Сашка сделал недовольное лицо и оторвался от компьютера. – Мам, ну что ещё? Дед сказал, что спать пошёл, я сижу себе тихо, никого не трогаю. И вообще, сколько раз тебе говорить, – стучись, прежде чем входить в мою комнату. – Твоей она станет, когда её купишь! А я пока что в своей квартире, и буду заходить туда, куда мне надо. Вякнешь ещё раз – вылетишь отсюда, как и твой братец!
Нормальные люди работают, а ты чем занимаешься? Целыми днями либо торчишь на радиорынке с дружками-алкоголиками, либо сидишь, уткнувшись в свой компьютер! Ох, видел бы тебя отец…

Сашка встал, и молча, прошёл в коридор. Обулся, вышел на улицу, и увидел на лавочке отдыхающего деда.
Мысленно матюгнулся, отметив про себя, что зелёные дедовы семейники в белый горошек хорошо гармонируют с цветом скамьи. – Здраааствуйте, – поздоровался с ним дед, вежливо приподняв кепку.
Сашка схватил его под мышки и поволок домой.

Дед начал чудить два года назад, после смерти бабки.
После того, как он открыл газовую конфорку и чуть не поднял на воздух весь подъезд, Сашкиной матери пришлось забрать его к себе.
Дед сторонился домашних, никого не узнавал, тащил со свалок всякую дрянь в квартиру. Мог общаться с выключенным телевизором, или переругиваться с радио на кухне, крича, что правительство офигело – батоны по пятнадцать рублей продаёт.

Однажды он выкрутил в квартире все электролампочки, до которых мог дотянуться, и спрятал их под кроватью, так что когда Сашка с матерью вернулись вечером, пришлось шастать в потёмках.
На вопрос матери, зачем он это сделал, дед ответил своим добрым дребезжащим голосом: – Эллочка, электричество нынче дорогое, киловатт пятьдесят копеек, экономить надо, – и захлопал невинными подслеповатыми глазками.

В конце концов Сашкиной матери это надоело. Она воспользовалась своим положением участкового врача, и отправила деда «отдохнуть» в больницу.
Как кормят в наших стационарах, думаю, никому объяснять не надо, поэтому Элла была очень удивлена, когда дед категорически отказался от продуктов, которые дочь принесла ему через пару дней. – Эллочка, у нас тут всё есть. Очень хорошая больница. Даже апельсинчиками балуют, бананами, йогуртом. Сколько надо – столько и беру. Меня нигде так хорошо не кормили...

Зная местную кухню не понаслышке, Элла была, мягко говоря, удивлена. Порция перловки с куриной требухой считалась за деликатес, а уж если кому в супе кроме воды и ошметков капусты попадались хоть какие-то признаки мяса, это был, безусловно, знак свыше. Такой счастливец мог смело покупать лотерейный билет с твёрдой уверенностью на выигрыш суперприза.

Сначала Элла подумала, что гуси у деда совсем улетели, и дозу галаперидола следует увеличить, однако, на всякий случай, спросила: – Пап, а где тебе бананы-то выдают? – Вот здесь, – дед ткнул пальцем в сторону общественного холодильника, – там много всего вкусного. Дочка, хочешь сладенького творожку?
Дозу галаперидола пришлось таки увеличить...

Возвратившись через три недели домой, номера дед стал откалывать значительно реже. Но послеживать за ним всё же приходилось.
Обычно эта почётная обязанность возлагалась на Сашку, однако, толку от этого было – как от учения осла грамоте.
Санька интересовали совершенно иные вещи. Полгода назад, благодаря стараниям матери, он откосил от армии и сразу же бросил второй курс института. Теперь он целыми днями пропадал на радиорынке, приторговывая всякой всячиной.

Однажды ему повезло, и он купил по дешёвке несколько «палёных» мобильников, часть из которых сразу же продал, а часть отдал на реализацию своему лучшему другу Лёхе, который, вернувшись из армии, пил горькую, и работал в почётной, но, увы, бессребренной должности сторожа в какой-то шараге.
Устроиться на работу в более приличное место Лёхе мешало хроническое распиздяйство на фоне прогрессирующего алкоголизма. В долг ему уже давно никто не давал – с тем же успехом можно было спускать деньги в унитаз.
Долги Алексей своим кредиторам щедро прощал, справедливо полагая, что выручить пацана – святая и бескорыстная обязанность любого знакомого.

Впрочем, на коммерческом поприще его тоже не ждал успех. Мобильники провалялись у него два месяца, и Сашка в конце концов, был вынужден потребовать товар обратно. – Толку с тебя, Лёха, только под забором блевать, – в сердцах сказал он товарищу, – надеюсь, ты хоть телефоны не пропил?
На что получил ответ: – Да нахуй мне нужны твои мобильники. Дал мне какое-то гавно, которое дороже чем за бутылку у меня никто брать не хочет. Тоже мне, друг назывется. Выручил, блин, барыга хренов.
И, криво ухмыльнувшись, добавил: – Не у всех матери врачи, чтоб от долга Родине отмазывать. Ты вот два года в институте штаны протирал, а я два года в армии служил! Стал настоящим мужиком, армейцем, бля! Да такие как я в Чечне… – Хорош пиздить, – оборвал его Шурик, – ты два года на подмосковных стройках гавно в тележке возил. Воин, ептъ. Таких героев как ты около любого чапка за червонец пачка…

Лёха набычился.
«Настоящий мужик» выглядел потрёпанным и опустившимся неудачником.
Пьяный и помятый, оттарабанивший два года в стройбате, нахер никому не нужный, свободный, словно ветер на помойке, и совершенно не представляющий, что ему с этой свободой делать. – Вот пойду в менты, – мстительно сказал он, – буду вас, барыжек, шкурить. Меня звали, но я пока отказался, пусть сначала звание не ниже сержанта дадут, зато потом... – Потом совсем мусором станешь, – холодно заметил Шурик. – А пока верни мобильники. – Завтра отдам, – буркнул Лёха и осведомился, – одолжи стольник до получки?
Сашка сунул ему мятую сотенную купюру и отвернулся…

Так он понял нехитрую истину, что взрослая жизнь меняет людей, ломая и коверкая их порой до неузнаваемости. И, встретив лучшего друга, ты вдруг с изумлением понимаешь, что тот парень из юности или детства, с которым ты был когда-то не-разлей-вода, не имеет ничего общего с этим чужим и совершенно чуждым тебе человеком.

Прошло два дня. Обещанных мобильников Сашка так и не получил, поэтому утром третьего дня он отправился к Лёхе на работу. Тот был уже «тёплый» и пребывал в прекрасном расположении духа. – Здорово, Санёк! Хорошо, что заглянул, а то тоска тут смертная – целые сутки дежурить. Давай присаживайся, дружище, выпьем, поговорим. Я сегодня богатый – зарплату выдали за месяц. Гуляем.

Сашка отодвинул стакан в сторону и в упор посмотрел на Алексея. – Лёх, где мобилы? – Сань, да ты что? Я ещё вчера всё твоему деду отдал. – Хорош гнать. Отдал бы деду – он бы мне сказал. – Ну, он у тебя странный какой-то. Открыл мне дверь, назвал почему-то Мишей, лыбился постоянно. Но телефоны взял. Может, забыл? Ну – маразм, и всё такое... – Ладно, я у него спрошу. В случае чего зайду в гости ещё раз… – Это типа угроза? – Это типа чтобы ты меня за лоха не держал.
Сашка, хлопнув дверью, вышел из каптёрки и направился домой.

По дороге он ещё раз сопоставил факты: у алкаша Лёхи откуда-то появились деньги. На столе стояло две бутылки нормальной, не бодяжной водки, да и на закусь было не абы что, а салаты из магазина и копчёная колбаса. И это с его-то копеечной зарплатой сторожа?
Особых иллюзий по поводу Лёхиной правдивости Санька не испытывал, однако, придя домой, тщательно допросил деда. Тот качал головой, словно китайский болванчик, и, хитро улыбаясь, говорил своим мягким голосом: – Неет, Сашенька, никто не приходил.

Зная дедовы глюки, Сашка на всякий случай перерыл всю квартиру, потом ещё раз, ещё, но никаких мобильников так и не обнаружил.

Вечером того же дня он снова постучался в дверь Лёхиной каптёрки, и, когда тот открыл, прямо с порога со всей силы ударил его в лицо, а потом запер дверь изнутри, и начал бить ногами, зверея всё больше и больше с каждым ударом.

Бил за преданную и проданную дружбу, за низкое и подлое кидалово, бил за обиду, что горьким ядовитым комком засела где-то в горле, за утраченное доверие.
Бил за то, что хотел помочь этой твари снова стать человеком, и за то, что его когда-то лучший друг превратился в этого заросшего щетиной, воняющего перегаром грязного, лживого ублюдка, который хрипел на полу и пускал изо рта и носа кровавые сопли.
Бил со звериной жестокостью до тех пор, пока тело на полу не перестало дёргаться.

А потом Сашка, не оглядываясь, вышел и, закурив, тихо побрёл по ночной улице, куда глаза глядят.
Ярость прошла, ненависть угасла. Внутри осталась лишь чёрная, мерзкая пустота и липкий страх за возможные последствия. Он хорошо помнил, как тело Алексея дёрнулось от последнего, особенно сильного удара ногой, изо рта вылетел чёрный шлепок крови, а потом обмякло, словно куча тряпья. – Наверное, убил, – с каким-то отстранённым равнодушием подумал Сашка, и потянулся за следующей сигаретой.

Следующие несколько дней он жил как на иголках. Старался как можно меньше бывать дома, вздрагивал от каждого дверного звонка. Ждал, когда за ним придут из милиции.
Но никто так и не пришел. Об убийстве тоже ничего не было слышно.

Прошёл месяц. Со временем страх притупился, а потом и вовсе исчез. Жизнь вновь вошла в привычное русло.
Судьбой бывшего друга Сашка не интересовался, вычеркнув его из души, как будто Лёхи никогда не существовало.

А ещё через месяц умер Сашкин дед. Пошёл спать, а утром его нашли окоченевшим.
Труп лежал на сырой простыне – перед смертью старик обмочился.
Когда начали разбирать постель и подняли матрас, в щели между кроватью и стеной, обнаружилось множество пропавших вещей: вилки, ложки, несколько электролампочек, материна губная помада, старая обувь, масса всевозможного хлама, который дед натаскал с улицы, старая обувь…
И пакет, в котором лежали те самые мобильники.

Сашка шёл с похорон.
У входа на кладбище, как обычно, толпились калеки и нищие. Христарадничали. Он опустил взгляд, и постарался как можно быстрее миновать убогих, как вдруг услышал знакомый голос: – Сашка! Сашка!
Он вздрогнул, и прибавил шаг. – Сашка! Да постой ты!
Он обернулся.

Неподалёку от кладбищенских ворот в инвалидной коляске сидел Лёха. Лицо его пересекали несколько шрамов, нос был скошен набок, и он был слегка пьян. – Сашка! Ну, подойди ты! Здорово, дружище! Ты как? А я вот – видишь... Помнишь, тот день, когда ты приходил ко мне в каптёрку? Избили меня тогда вечером. А кто и за что – не помню. Пьяный был сильно.
Очнулся уже с утра, выполз кое-как на улицу, позвал на помощь. Почти два месяца в больнице провалялся. Рожу зашили, рёбра срослись, а вот ноги... Сказали – ничего не могут сделать.
Что-то с позвоночником. Теперь на коляске придётся всю жизнь ...
Сижу вот, милостыню собираю. А кому я ещё такой нужен? Вот так-то, брат.
Слушай, выручи. Сегодня что-то плохо подают. Дай сколько не жалко, а?

Сашка сунул ему мятую сотенную купюру и отвернулся.

Теги: Анекдоты